10:25 

Предложил встретиться. Я согласилась.

Мне нечего бояться. Чего, собственно могу я бояться? боли? ха! я знаю боль. Меня болью не напугаешь. Пустоты? чувства униженности? Опустошённости? бессмысленности? Чувства собственного идиотизма? Чувства собственной мерзости? неловкости? ненужности? никчёмности? пустоты? бессмысленности?Пройденный этап. Это острые ощущения и их невозможно не заметить, но раз было пережито однажды, будет пережито и ещё. Я теперь боюсь только физических недугов и смерти. Опасности для своего тела.

Если суждено проститься с этим городом и со своей жизнью, пусть будет и возможность, как бы это ни вышло, но ещё раз проститься и с ним.

08:55 

Сердце моё, сердце. Куда ты пытаешься убежать от меня? Оставайся тут, от себя всё равно не уйти.

08:43 

Случилось ужасное. Любовь всей моей жизни, тот человек, после общения с которым я в 16 лет познала депрессию, и хотя имени её я тогда не знала, она стала моей подругой на всю оставшуюся жизнь... Человек, чей образ всю мою жизнь является ко мне во снах, порою чаще, порою реже, но всегда оставляет в душе смятение... Человек, рядом с которым я чувствовала эйфорию, названия которой тоже тогда не знала — чувствовала, что вот он, край земли, вот она, жизнь, вот она смерть — это очень трудно описать, и никогда, ни до, ни после этого, таких ощущений у меня не бывало.

Этот человек написал мне сейчас в контакте и спросил, я ли та девушка, с которой он общался в начале двухтысячных.

Он указал свои имя и фамилию. Он прислал свою фотку. "претенциозно, но по хронологии больше подходит". Я узнала бы его по фотке любой хронологии. Детской, стариковской, фотке пальцев руки. Я помню его имя и фамилию так, как помню свои собственные, только мои собственные не написаны в моей душе кроваво-огненными буквами.

Как заколотилось моё сердце, мгновенно взяло скорость втрое большую, чем до этого. Оно словно готово выпрыгнуть из пальцев рук. Я написала, что он не ошибся, это я и была. Я не написала больше ничего. Я чувствую себя распятой на кресте, вы можете пройти мимо, просто взглянув, можете подойти и ткнуть копьём, можете дать попить и уйти, я не могу никак повлиять ни на что. Мне страшно.

07:51 

По-крайней мере, проснулась я сегодня с энтузиазмом. Вчера правда было как-то хреново, даже есть с утра не могла, и весь день почти не ела, а сегодня уже проснулась молодым организмом, требующим пожрать.

12:18 

Снова какао с имбирём. Не знаю, считать ли сегодняшний день невезучим, или расслабиться же и так и простоять у окна с вязанием до тех пор, пока не пора будет спать.

Настроение очень упадочное. Вчера ложилась спать и ловила странное чувство, что меня как будто нет, а то, что здесь лежит, это не я, и вообще не понятно, что я чувствую. Обычно ты либо хочешь спать, либо не хочешь, либо тебе комфортно лежать под одеялком, либо муторно, мысли либо хорошие либо плохие, а тут лежу — и как будто нет ничего. Кошка легла на меня — у меня мало того, что ноль эмоций, да даже нет ощущения, что я реально чувствую на себе её тяжесть. Какое-то рассредоточение, когда не поймёшь, что ты ощущаешь, а что нет, немного похоже на состояние опьянения, только без приподнятости. Я даже подумала, что это всё от того, что застудила голову, пришлось довольно длинный промежуток вчера пройти пешком по улице, а у нас 30 градусов, а шапка у меня не ахти.

А насчёт упаднического настроения — всё кругом дерьмово и мне не хочется ничего, и нет во всём мире ничего, что могло бы меня заинтересовать. А вчера вечером я пыталась себе его искусственно поднять. Включила музыку, которая должна бы поднять настроение, подпевала, вымыла хорошую часть посуды — всё это ради того, чтобы не быть размазнёй в момент звонка по скайпу одного товарища. Вроде как подняла, однако к моменту звонка оно как-то подвяло. А потом вообще упало, и валяется до сих пор. Так отвратно. Вывод: не нужно пытаться заставить себя быть весёлой, потом будет хуже.

Пожалуй, вязание и наблюдение за остановкой из окошка — самое то для сегодня.

13:56 

Разговоры у психотерапевта в основном в последнее время крутятся вокруг того, что я её боюсь и боюсь идти к ней, почему я боюсь, чего именно боюсь, как именно боюсь, и по новой, потому что страх не уходит.

А я, в момент, когда иду к ней, не могу представить себе чего-либо более страшного, чем это. Можно, наверное, сказать, что теперь наступило улучшение, небольшое облегчение, потому что теперь я не ощущаю это так, как будто я — устрица, и моё нежное розовое тельце сейчас кто-то возьмёт и выковырнет из ракушки наружу. Тогда же я думала и в духе "когда это уже закончится", каждый раз, как собиралась к ней. Теперь так категорично я уже не думаю. Может быть, потому что знаю, что закончится это довольно скоро, а может быть, и потому что стало чуть легче. Теперь я тоже боюсь, тоже иду вся трепеща, но это уже не кажется мне похожим на страх человека, который прётся на собственную казнь, как казалось мне тогда.

Всё равно, сегодня я приехала в здание на 20 минут раньше чем надо, и взяла кофе — за 35 рублей — в кофе-автомате, а потом расхаживала по этажам и искала урну, куда бы выкинуть стаканчик. И чёрт подери, мне было настолько залихватски пофиг на то, что я иду по узкому коридору мимо полуоткрытых дверей, где сидят серьёзные люди, работающие с документами, я не то, что не думала, что меня могут спросить "что вы ищете?" или "что вам нужно?", я совершенно надменно даже ожидала такого вопроса, и мне не было страшно совсем. Подумалось, что словно супергерою в фильме перестают быть страшными обычные вещи, когда ему предстоит по-настоящему опасное задание, так и мне было не страшно ничего, ибо предстояло через пару минут зайти в кабинет к ней, а что может сравниться с этим страхом? Пфи! да пусть хоть десять человек меня спросят, чего это я тут ошиваюсь, всё мне нипочём.

Как мне нравится это состояние, а случается оно со мною редко. И не каждое ожидание страшного его вызывает, и не каждый раз.

Ещё она говорила, ещё в прошлый раз, о том, что я стараюсь исключать её эмоции из процесса психотерапии (что бы это ни значило), что я считаю, что их либо нет, либо даже если есть, то надо их не замечать, потому что они не имеют к психотерапии отношения. Как она сказала, я воспринимаю только слова, мы как будто сидим здесь и перекидываемся словами, как она сказала, в пинг-понг.

Ещё хочу заметить, что такое странное чувство, как будто мне кажется, что я могу когда-нибудь стать сильной и счастливой, приходит ко мне второй раз после похода к ней, хотя я такая внушимая особа, моим ощущениям и скачкам эмоций особо доверять нельзя.

@темы: психотерапия

14:24 

Сделала себе какао с имбирём. Кофе я не пью уже давно, по-крайней мере с первого января, а до этого не помню. Каждый раз, когда на улице прохожу мимо кофейного запаха, очень хочется. Когда ещё смогу купить кофе в кофейне, не знаю. Когда такое случится, что я смогу туда с кем-нибудь пойти. Или когда не будет жалко денег — целых рублей сто! — на то, чтобы купить его в специальном кофейном киосочке.

Я после нг поделила оставшееся количество денег на оставшееся мне количество дней до отъезда, до конца курсов кройки и шитья, которые только начнутся 29-го января.

Получилось 250 рублей в день. Я взяла свою тетрадочку для учёта трат, заброшенную когда-то. Разлиновала всё по дням, каждый день пишу, сколько потратила, и сколько из этих двухсот пятидесяти в день не израсходовала. Трачу меньше, чем 250 в день пока что. Даже не сказала бы, что доедаю остатки. Тех остатков несколько круп, а они не дорогие и погоды не делают. Нерастраченные деньги пока копятся. Потом для курсов придётся покупать ткани и линейки, всякое такое, может быть, всё и израсходуется.

Может быть, в середине февраля приедет отец, у него какие-то дела с документами. Я при мысли об этом чувствую себя крысой, которую загнали в угол, так мечутся мысли, ища выход. Жить с ним, пусть несколько дней, это представляется мне кошмаром. Что же делать? Одна моя знакомая сдавала квартиру, но у неё там, скорей всего, живут жильцы. Больше мне, тем более с кошками, податься некуда. А денег на то, чтобы снять на это время самую ужасную комнатёнку и переехать туда со своими кошками, по сути нет. Лучше бы он не приезжал. Но если приедет. Я не представляю, как мне себя вести. У страха глаза велики, конечно же. Убивать он меня не будет, это точно. Но всё моё спокойствие, весь режим дня, наработанные привычки, всё, я боюсь, улетит коту под хвост и придётся восстанавливаться после его визита, как я этого не хочу.

Это большой мой косяк, как же я проштрафилась в своей жизни, что не имею угла, в котором гарантированно имела бы право пребывать и быть уверенной, что никто не может туда заявиться, если я этого не хочу.

***
Сейчас в интернете показывают, что на улице -29 градусов. Завтра самая низкая температура -39. Эй, ещё вчера в этот день обещали минус сорок. Куда всё делось. Завтра никуда не надо идти. Замотаюсь всем, что есть тёплого в доме, одену валенки и пойду прогуляюсь. Когда-то в моём детстве и -45 бывало, а -40 могло держаться неделю. Не то что сейчас. Морозы были морознее, солнце наверняка светило ярче... Снег был пушистее.

***
Хотела написать про сумку, но всё оттягиваю этот момент. Сшила что-то вроде сумки для покупок, обычную и простую авоську. Мне она нравится. И я, хоть и боюсь, и считаю глупостью, хочу попробовать её продать. Не знаю, хотя бы на юле или на авито, хоть и вряд ли кому это нужно. Потом, говорит моя вдохновенная часть, пошить несколько таких, открыть группу в контакте, как делают хэндмэйдеры. Сшить достаточное количество и пойти на какую-нибудь ярмарку, бывают же какие-то. Постоять там, попродавать. Пессимистичная часть говорит — людей только насмешишь. Группа в контакте с дурацкими сумками? Ха! Ярмарка? И будешь стоять как идиот, никто у тебя ничего не купит. Попробовать толкнуть в магазины хендмейда, говорит вдохновленная часть. И как ты будешь это делать? — отдашь свои сумки (никому не нужные, кстати, их никто и не возьмёт у тебя так-то), и потом ничего не докажешь и деньги тебе никто не отдаст. Да и о каких деньгах речь вообще, если это никого не заинтересует нисколечко.
Ещё одна часть просто воет, что она боится людей.
Другая спрашивает — а кто тут хотел социализироваться?

Какая-то часть робко пытается резюмировать: ну окей, мол, давай хоть попытаемся. Ну например, ничего не получится. Но ты хотя бы попробуешь?

Наверное, попробую. Только это всё смятение довольно сильно тормозит, даже если попробую. Я эту одну сумку шила 10 дней, потому что много времени в страхе прокрастинировала.

Хочу взять ту часть себя, которая вдохновлена и не боится. Отделить её, сделать её образом (она похожа на чувака в маске птицы, как чумной доктор), склеить из бумажки. Поставить на стол. И пусть вроде как она мне говорит, что делать, а я буду делать, быстренько так, продуктивно, потому что ну сказали... Чего размышлять... А если что-то пойдёт не так, то я тут не причём, это маска птицы мне сказала делать так, вот я и делаю. Было бы гораздо быстрее, чем быть и тем человеком, который делает, и тем, который решает, что делать, и тем, который чего-то боится.

ну сумка же

07:43 

Оказывается, манка — прекрасная каша. И очень прекрасна она с чаем в качестве десерта. И конечно со смородиновым вареньем.

Я поживаю потихоньку. Борюсь со своим нежеланием делать что-либо и со своим страхом о том, что всё равно ничего не получится и отчаянием от того, что ничего и не получается.

Начала вставать в девять утра. Рассталась с какими-либо наполеоновскими планами и меняю что-либо только очень постепенно. На меня произвела впечатление идея о том, что сперва ты работаешь на привычку, а потом привычка работает на тебя. На самом деле, то, что сложно делается, пока к этому не привык, становится своим и успокаивающим, когда привыкнешь.

У меня это, например, пробуждение в девять, когда ещё темно. Первое время мир в предутренней темноте по ощущениям казался мне враждебным, мне казалось, что мне в таком мире точно уж делать нечего, и даже если получалось вставать, то я не знала, куда себя деть, и ничего хорошего не выходило. Я перестала ставить задачи "с завтрашнего для встаю в девять", и просто начала каждое утро вставать по-крайней мере не позже, чем в предыдущее, а если получится — то раньше, хотя бы на 10 минут. Да хоть на 5 минут. И в итоге дошла до девяти.

Или мои пешие походы по крайней улице между рощей и дорогой, возле труб и гаражей, мимо собак, которых я ужасно боюсь. Бояться я не перестала, но и бояться можно привыкнуть. Собаки мирные и, кажется, до меня начинает доходить, что они с очень малой вероятностью вдруг на меня накинутся. Сама дорога и её дальность, и усилия, которые тратятся на это — всё стало своим, привычным, даже поддерживающим. А поначалу было давящим и чуждым.

Избавляться от интернет-зависимости я решила теперь попробовать по тому же принципу, что и ранние подъёмы. Пусть я сижу сегодня десять часов, допустим. Так завтра, значит, на десять минут меньше. И всё. Отмечать время я уже привыкла. А мои попытки резко ограничить его проваливались с треском. Я всегда недооцениваю свою зависимость, и тягу, и ломку, которые возникают, когда резко ограничиваю время в интернете, в итоге не выдерживаю. А постепенно — пока держусь. Уже сегодня шестой день.

На то я и рассчитываю — очень постепенно, без изломов, ввести себя в режим функционирования и начать делать больше.

20:06 

Самое неприятное ощущение — чувствовать зарвавшейся неадекватной дурой именно себя. Я неадекватна, у меня совершенно не реалистичное восприятие себя. Реальную неприглядную картину я не могу выносить и прикрываюсь иллюзией.

08:37 

Очень не торопясь собираюсь пойти "в гости к подруге", которая меня не звала. Неделю назад скупо переписывались с её старшим сыном, он звал меня на предыдущих выходных, но слишком поздно писал это, а я ещё позже заглядывала, поэтому не получилось. Теперь наконец обговорили заранее. "Довай".

Позвоню подруге по дороге и скажу "привет, я тут уже прусь к вам, потому что мы с Толиком договорились", всё же он не самостоятельная единица, а ребёнок, живущий в доме своих родителей. Хотя он даже угощал меня сам макаронами со своим собственным майонезно-томатным соусом, когда подруга просто ушла по делам на час, а я осталась с бабушкой, сидящей в компе, и детьми, особо не зная, куда себя приткнуть.

Честно сказать, я хочу нормально с ним поговорить. Мешает всё, моя собственная неуверенность, его подростковая стеснительность, моя боязнь заявить о своём желании открыто, то, что он то и дело втыкается в компьютер, телевизор, что угодно, когда находится дома. Я хочу с ним погулять. Сейчас мороз и об этом нет речи. Но когда станет теплей. Я хочу услышать от него, все эти истории о том, как у него отобрали будильник, и ему приходится вставать самому, ждать, когда уйдёт дед, и наконец улучать несколько часов сладчайшего сидения в интернете перед школой во вторую смену... Все эти глупые подростковые истории, мне интересно. Он довольно разговорчивый, на самом деле. Он постоянно хочет что-то рассказать. С самого детства так было, помню ещё, как его одели крошечного, раньше, чем оделись взрослые, и выпнули вместе со мной в подъезд, и он выпучив глаза рассказывал мне что-то очень содержательное и значительное про велосипед, только я половины не поняла из-за непривычки к лепечущему детскому языку.

И всё равно у меня чувство, что "Ты уходишь туда, куда не хочешь идти. Ты уходишь туда... но тебя там никто не ждёт!"

"Ты хотел быть один, это быстро прошло.
Ты хотел быть один, но не смог быть один.
Твоя ноша легка, но немеет рука,
И ты встречаешь рассвет за игрой в дурака..."

Господи, да это же про меня. Я не совсем понимала до сегодняшнего дня, о чём эти строки, но теперь как-то по-своему, возможно, но полностью поняла.

12:45 

Чувствуется вот как: я буду испытывать чувство ненависти, злости, обиды, желание отомстить, по отношению к своим родителям, только пока буду слабой и несчастной. Если только смогу стать сильной, освободиться от гнёта всех последствий причинённого мне вреда, не важно, каким путём, все эти чувства исчезнут без следа. Я это чувствую в себе такими проблесками сквозь тучи. Если только я смогу жить, а не постоянно трястись от страха, которого фоном уже иногда и не замечаю, я буду любить всех, как сказано в библии про "любите ненавидящих вас и предающих вас", конечно, цитата не точная.

Это произойдёт само и без всяких усилий.

Конечно, может быть, этого не случится никогда. Может быть, это просто невозможно. Слишком много всего, слишком много наверчено. Отмотаешь одно — под ним другое, вокруг третье, и ты запутаешься в этих бесконечных витках как в паутине.

Я вышла сегодня от неё и мысль была такая: что, если я в последние оставшиеся мне месяцы наконец всё-таки пойму, что меня здесь никто не собирается убивать — правда не собирается — и как-то незаметно отогреюсь? Хоть немножко. И тогда можно будет точно сказать, что от терапии был толк. Мне кажется, до меня, может быть, начинает доходить. Какими-то проблесками. Может быть, всё-таки я это пойму наконец, почувствую?

Откуда это ощущение, что меня собираются убивать? Я не знаю, меня так-то никогда по-настоящему не убивали. Мне не с чем сравнить интенсивность страха. Но мне страшно отчаянно. Даже этот страх может быть фоновым и незаметным. Не так давно я сдавала экзамен по китайскому на уровень, самый низкий, для себя. И я не понимала, что боюсь туда идти. А сама боялась панически. Не смогла за день до этого выйти из дома купить карандаш 2б, как было сказано в инструкции. Не смогла выйти из дома раньше и зайти в магазин за этим карандашом 2б. Не смогла в последние два дня ничего повторять.

Только когда экзамен закончился, я вышла оттуда с чувством сильного облегчения, и только тут заметила, что до этого был страх. И сказала себе: ну вот, я теперь знаю, что на этом экзамене никто меня даже не будет пытаться убивать, и в следующий раз можно будет идти смелей! Оказывается, это совсем не страшно!

***
Речь сегодня шла совсем о другом. О том, что я каждую секунду пытаюсь представить себе, что думает обо мне сейчас любой человек, находящийся рядом с мной. И я становлюсь тем, что он обо мне думает. Начинаю себя чувствовать этим. Я сказала ей, что не представляю, как можно иначе. На что вообще будет похож иначе мир, если просто не знать, что думают о тебе окружающие. Не знать и не думать об этом. Что тогда вообще будет вокруг? пустота? Она сказала, что пустота — это, наверное, что-то, что внутри меня, мол, у меня нет мыслей, пока не появляется кто-то рядом, пока нельзя взять чужие мысли и думать о них. Но это не так. Мои мысли есть, когда никто не мешает. Когда я одна. Но как только появляется рядом другой человек, конечно, его мысли важнее. Как если рядом взорвалась бомба, ну конечно ты всё своё внимание переключишь туда. Она сказала, что мысли другого человека для меня — опасность. Ну да.
Она сказала, что это напоминает ей моего отца. Мне нужно было подстраиваться под него, чтобы быть в безопасности, думать так, как хочет он, говорить то, что хочет он.

Я не знаю, мне не с чем сравнить. Может быть, этот страх, много раз переживаемый в детстве, от того, что над тобою будет физическая расправа, и правда в детском сознании похож на страх смерти. Я не знаю, мог бы тот же ребёнок бояться больше, если бы знал, что его будут не бить, а убивать. Может быть, больше бояться было бы уже нельзя, был бы тот же страх. Или он был бы каким-то другим. А может быть, психика бы уже не выдержала, и дала бы анестезию. Говорят же, что дети, пережившие ужасные вещи, иногда вообще перестают испытывать страх, и это считается ещё хуже, чем если они боятся. Только почему хуже, я не знаю.

***
Прочитала в своём избранном про кодокуси. Мне почему-то это наоборот понравилось. Я не знаю почему. Человек умирает и никто к нему не приходит, никто не тревожит его. Ничто не меняется. Как будто бы получается, что он так и остаётся там, словно умер не совсем.

@темы: психотерапия

06:10 

Почти каждую ночь снится бабушка. Может быть, потому, что я наяву много думаю о смерти. Она ведь единственный человек, которого я видела после смерти. Она снится живая, как ни в чём ни бывало, и какая-то очень адекватная, не такая, какой на самом деле была. Одни хорошие эмоции несёт с собой. Очень хорошие.

Надеюсь, всё это не значит, что я скоро умру. Пусть бы значило, что умрёт какая-то моя часть. Может быть, похоже я себя и чувствую.

16:00 

и весна... и весна встретит новый рассвет,
не заметив что нас уже нет

Сегодня эти строки — саундтрек моего путешествия по улице. И саундтрек всевозможных встреч с людьми. У меня они не выходили сегодня из головы, как только я вышла на улицу и увидела ветки деревьев. Вообще-то это четверостишие про то, что природа вздохнёт спокойно, если человечество исчезнет с лица земли. Я не помню, где его нашла, а вчера перебирала сохранённые на компьютер вещи и прочитала.

Для меня в них "твоя жизнь - не благо, но ты живёшь, хотя это несправедливо. только ты хочешь, чтобы ты жил".

А в то же время эти слова сегодня давали мне сил смотреть в глаза всем людям, что встречались на пути. Самые успешные, самые красивые, самые лучшие: весна встретит новый рассвет, не заметив, что вас уже нет.

В то же время это больно, потому что это правда: всё, что мы так любим, всё, чем восхищаемся, вся земля, природа, воздух, всему этому было бы лучше, если бы нас не было. Нас, вместе с самыми лучшими нашими поэтами, художниками, творцами, воспевающими красоту.

А вообще-то я сегодня у себя супергерой. Я вышла на улицу и зашла даже в четыре места в разных частях города. Но это всё погода. Два тёплых для перед морозами.

07:34 

Она говорит, что я сама всё разрушаю (надеюсь, больше имеется ввиду в своей голове). Хотя если разрушить отношения в своей голове, они разрушатся и в реальной жизни.

Она говорит, что я разрушаю до основания всё, что идёт не так идеально, как я хотела бы. Я рассказывала о Толике, о сыне моей подруги. Каждый раз, когда я прихожу к ним, младший ребёнок бежит ко мне и тянет меня за руку идти с ним играть. Старший уже нет. Иногда он, правда, бывает, не отрываясь, сидит в игрушке в компе. Но если нет, если я не играю ещё с младшим, то старший начинает мне что-нибудь рассказывать. Он любит поговорить, а я умею слушать, это есть. А в их семье это как-то не принято.

С моей подругой говорить вообще тяжело. Она перебивает тебя на полуслове и как труба иерихонская вещает своё мнение как единственное верное, даже если оно почти совпадает с твоим, мы об этом не узнаем, потому что без боя ты просто не сможешь тут высказать своё. Её мнение единственно верное — это её жизненный устав, который хорошо помогает ей стоять обоими ногами на этой земле. Но общаться с ней тяжеловато, если только вы не её мужик, перед которыми она ангелочек.

Я отвлеклась. А что я хотела сказать. Дети там явно рады меня видеть, каждый раз. И всё же каждый раз, когда я иду туда, я чувствую себя человеком, который идёт туда, где никому не нужен. Где его не ждут. Каждый раз. Недавно Толик написал мне в контакте, позвал к ним, а я слишком поздно заглянула. И у меня было чувство, что из-за того, что я слишком поздно заглянула в контакт, из-за того, что (возможно!) как-то не так ответила там ему, он сам и вообще они все — отвернутся от меня. Презрительно фыркнут: "да что она о себе возомнила", "делать нам больше нечего, ещё общаться с нею", и на этом всё.

Звучит абсурдно, но я не могу это развидеть. Я чувствую всё это именно так.
Она говорит, что так же с психотерапией. Хотя я каждый раз прихожу, и она относится ко мне не плохо. Ни разу не сказала ничего уничижающего, презрительного, всё равно. Я каждый раз иду туда с ожиданием, что такое должно случиться. Если не случилось до сих пор, то тем более должно случиться. Чем дольше это не случается, тем больше вероятность, что случится именно в этот раз. Всё, что было до этого, да хоть годы хорошего отношения — всё это вообще ничего не значит. Для меня.

Она говорит, что я сама всё разрушаю. Но я не могу видеть по-другому. Каждый человек по умолчанию должен от меня презрительно отвернуться. Каждый, без исключения. Если он до сих пор этого не делает, значит, мне удаётся каким-то образом обманывать его (каким? я не знаю точно), так тем более полным будет его презрение, когда обман вскроется, ведь всё тайное становится явным.

Каждый человек. Я жду того, что моя родная сестра с презрением отвернётся от меня из-за какого-то неверно сказанного слова. Исключений нет. Не важно, годы каких отношений уже прошли. Я, как слепая, ставлю на место любого человека, каким бы он ни был, одну и ту же презрительно отворачивающуюся от меня маску.

Я живу не в реальности, и вижу вокруг себя не реальных людей. Не тебя, кто это даже читает. На твоём месте презрительно отворачивающаяся от меня маска, а поводом может быть любое моё слово. Или действие. Или бездействие.

@темы: психотерапия

07:08 

Есть ощущение, что мне надо "уйти в тень" и некоторое время помолчать. Четыре дня, как я снова провалилась в интернет-аддикцию. Сегодня снова начинаю считать часы пребывания в интернете.

Чувствую, что не могу и комментировать. Смотрю, думаю "о, тут я могла бы написать то-то", но что-то внутри говорит: "нет, нет, нет". И я не пишу ничего.

Вчера накатала тут что-то. Опубликовать не смогла, не дописала, захотелось всё нафиг стереть, закрыла комп и ушла спать в итоге. Сегодня просто убрала незаконченные предложения, даже перечитывать не стала, опубликую.

***
По сути, выходит, что я как огня боюсь эмоций, чувств и отношений между мною и кем-либо, если они не декларированы.

Если есть сценарий, если мне видно, чего именно ждёт от меня человек, то так я могу. Когда от меня чего-то ждут, чего-то конкретного, когда с меня чего-то тянут, даже если это мне неприятно, то всё нормально, я хотя бы понимаю, что происходит. Когда сама ситуация обязывает или предрасполагает играть определённую роль, с которой я знакома. Если этого нет, если передо мной стоит просто человек один-на один, без всяких требований, ожиданий, обязанностей, без роли, которую мне надо с ним играть, меня кидает от такого человека в страх. В панику.

Роль может быть любой, например, "незнакомец, у которого спросили дорогу". "подруга". "именно эта подруга, с которой уже сложились какие-то шаблоны взаимодействий". Если вдруг встреченный на пути человек не играет ни в какую из этих ролей, у меня тоже паника. Мне панически хочется спрятаться, исчезнуть, не быть, не отсвечивать. Чтобы меня тут не было.

Если, например, незнакомец ведёт себя не как обычно ведут незнакомцы. Или брат парня ведёт себя как-то не по сценарию, как там должны себя вести братья парней. В моей голове. Получается, что я могу общаться с людьми, которые более склонны вести себя стереотипно. И совершенно не могу — с людьми, свободными от стереотипов поведения. А к этим людям больше всего и тянет.

Но сейчас я тридцатилетняя тётка и относительно повидала на своём веку, может быть, и не много, но по-своему и не мало. Переживу. А когда-то это случилось со мной, когда мне было 16 или 17 лет, сколько там бывает, когда человек учится в 10-м классе.

20:26 

Fuck, fuck, fuck them all! Файлы нифига не грузятся! А я не хочу ложиться до того, как отправлю ей хотя бы одно это письмо.

За стенкой слышится нечто, которое я принимаю то за песнь муэдзина, то за Бьорк. Кажется, это всё-таки какая-то восточная музыка, то есть первое было ближе к истине.

Хватит про "что вижу, то пою". Я хотела вообще-то написать про планы на будущий, а вернее, уже на этот год. Но ещё немного: у меня закончился гематоген и с чаем больше нечего пить или есть.

Упс, задумалась. А текста перед глазами нету и не могу вспомнить, на чём остановилась.

Так, ожидания от этого 2018-го года.

Конечно, я хочу вылезти из своей дыры. А я в дыре и в полной заднице. Это становится предельно ясным для меня, когда я сравниваю себя со своими сёстрами, родной и двоюродной. Скоро и другие двоюродные подрастут, и с ними тоже можно будет сравнивать. Скоро даже подрастут дети моей подруги, и даже с ними можно будет сравнивать, и я буду понимать, что я в полной ж, а скатываюсь ещё глубже.

Я хочу себя вытащить. Ну, к "счастью" типа, вроде того. Я знаю теоретически, что означает для меня это условное "счасте". Друзья. Это обязательно, какое-то общение, возможность живого контакта с живыми людьми. Разыскивание тех редких экземпляров, если нужно, с которыми у меня возможен живой контакт. Об этом позже. И дружение с ними.

Первая загвоздка — у меня нет сил и желания поддерживать какие-либо контакты. Мы договаривались встретиться с прекрасной Олесей, которая настолько непосредственна, что живой контакт с ней у меня получается. Но договаривались встретиться у меня дома. А это надо наводить порядок. Это надо вообще прилагать усилия. Встречать их. Ждать их. Общаться с ними, когда они придут. Переживать за то, нормально ли у меня им покажется. А уж до того, чтобы общаться с людьми, которых я не знаю. Заводить новые знакомства... Я далека от этого, как от луны.

"Счастье" — это творческое занятие, которое приносит деньги. Это когда сама себя прокармливаешь хотя бы. Я не иду устраиваться на работу в этом городе, я решила дать себе ещё четыре месяца, пока гипотетически не уеду в мск. Но если бы я взяла свою задницу в руки и пошла бы, и устроилась куда-нибудь, что бы я имела? Полное запустение квартиры, ещё худшее состояние, чем сейчас. Полное запустение самой себя.

Заниматься любимым, творческим делом? Но вот, есть время, занимайся. И у меня нет сил. И я ничего не хочу. Значит, только планировать, чем я хотела бы заниматься, чтобы быть гипотетически "счастливой", это бесполезная трата времени. Ничего из этого не получится, пока у меня на это нет сил и мотивации.

Значит, надо планировать деятельность по увеличению количества своих сил. И своей мотивации.

Не знаю, есть ли у меня депрессия, или что-то вроде депрессии, или даже (что более вероятно), что-то вроде дистимии. Я хожу вокруг да около этих диагнозов, но наверное так никогда и не доберусь до врача, чтобы об этом узнать. Поэтому так и буду куском своего сознания ругать себя и чужими словами думать о себе "ленивая задница. лоботряска. зажралась".

Но наверное лучше будет принять за аксиому, что да, у меня есть дистимия. Длительная вялотекущая депрессия, которая продолжается уже так много лет, что привела к определённым изменениям характера, и это уже можно назвать "депрессией характера", и даже не ясно становится, где в этом клубке из эмоциональных состояний, поступков и особенностей личности, причина, а где следствие. Одно поддерживает другое, как водится. Нужно принять за аксиому, что это серьёзно. Тогда, может быть, я смогу подойти серьёзно к борьбе с этим. Как к лечению. Фух, я запуталась в этих логических выкладках. Мне пора ложиться спать.

Черт, файлы не загрузились, придётся ложиться так.

19:44 

Можно сидеть босичком, завернувшись в плед и отвернувшись от компа и закрыв глаза, потому что клавиатура wireless.
Только надо сходить проверить, переключилась ли раскладка.

Ну и случайно может опубликоваться, если нажму не на те клавиши. Грузятся файлы для сестры. Это занимает часы. На подоконнике сидит моя кукла-барби - мулатка. Я купила её себе когда-то уже в зрелых годах. Вот уж живое доказательство того, что у меня есть связь со своим внутренним ребёнком. Боюсь, что про меня будет вернее сказать, что я и есть этот внутренний ребёнок, а взрослые... С ними в этой голове что-то не так. С ребёнком всё в порядке. Он любит яркие цвета, сны, сказки, кукол, узорчики, смотреть на что-нибудь новое, фантазировать и мечтать. Ничего из этого не нарушено. Нормальный ребёнок.

Помню, мы пошли в большой магазин игрушек с моей сестрой и её одноклассницей. Мы уже не учились в школе. Я выбрала куклу, купила её и мы присели на лавочке между трамвайными путями, чтобы её рассмотреть. К нам подсел парень, познакомиться. Эх, был же такой возраст, когда с тобой постоянно кто-то пытался познакомиться. Сейчас оно конечно уже не так. То ли на лицо страшней, то ли не хожу уже по таким местам, где это может происходить, то ли... Эх, было же мне когда-то семнадцать лет... Я была прыщавым подростком, я ходила в чём попало и редко мыла голову, я была зашуганная до невозможности, и всё же это были настоящие семнадцать лет. Только теперь я это понимаю. Когда-нибудь в пятьдесят, если доживу, пойму, что тридцать лет — это же уникальное время. Сейчас как-то не понимаю. Кажется, что это просто ... да ладно, не буду об этом.
Тогда, на скамеечке мы рассматривали куклу, и подошёл парень, и одна из нас, уже не помню кто, сказала: это мы купили в подарок. И парень сказал: да понятно уж, что не себе.

А вот и не понятно, чувак.

Хочу себе ещё куклу-барби-негритянку. И, может быть, потом уж и белую. Я дискриминирую белых людей. Возьму эту куклу с собой в мск. По-крайней мере хочу взять. Если доживу. Зачем - честно, хз. Сидит теперь, завёрнутая в шерстяной платок с бахромой, сложного переплетения, такой цвета чуть темнеющего неба.

Это потому что я отвернулась от комнаты и вижу только подоконник с куклой, вот и пишу. Пойду опубликую, что ли, а то как-то не по себе, я ведь не вижу написанного. Что я там накалякала.

17:55 

Досматривать до конца властелина колец всегда больно. Думала не писать это слово, оно слишком драматичное, но вот она боль, я чувствую её в середине груди. Зачем только снимают эти фильмы, в которые вживаешься, когда смотришь их, и потом так больно трезветь, тем более, что своей жизни у тебя нет. "Remember today, little brother, today is a good day". Да и не было никогда. Да и знаешь, вряд ли будет. Что-то похожее на настоящую дружбу. Или преодоление, или дело, ради которого идёшь навстречу тому, чего боишься больше всего.

Внутри каждого из нас наверняка есть свой Гэндальф, тот, кто знает больше, чем остальные, тот, кто чувствует правильный путь. И свой Саруман, который прекрасно рационализирует, и твоё доверие ему заставит тебя сделать много шагов назад. Свой Теоден, позволивший обмануть себя, усыпить, отравить, и сдавшийся до поры до времени. И свой Фродо, тот, кому тяжелее всех, и только он может пойти туда, куда боится идти больше всего, и только там ты сможешь избавиться от того, что не даёт тебе жить. А потом поймёшь, что пути назад нет.

Надо трезветь. Вот это ты. Вот твои руки, твои ноги, вот бардак вокруг тебя, вот темнота за окном, вот четыре стены. Гниющий зуб во рту. Прыщи на лице. Бессильная спина. Обрывки фантазий в голове, от них мне никогда не избавиться. Опускающиеся руки. Жареная картошка. Кошки. Мусор на полу.

07:38 

С интернетом немного лукавлю. Захожу в него мало, но сестра вынудила меня включить компьютер, который стоял тут мёртвым грузом, ей срочно нужно отправить с него какие-то данные. И теперь, когда есть компьютер с дисководом, я потихоньку смотрю Властелина колец на английском языке. Режиссёрскую версию, она длиннее, это шесть дисков DVD.

Я уже не воспринимаю этот фильм в переводе: слишком хорошо знаю, что и где они должны говорить, и если переводчик переводит не так, как я смотрела, это напрягает. Лучше уж в оригинале. По-ходу, я незаметно для себя уже перестану воспринимать этот фильм не в режиссёрской версии. Когда смотришь режиссёрскую (и не первый раз), только очень с трудом можешь уже сказать, каких именно кадров не было в версии для проката. Наверное, прокатная мне покажется непонятной и урезанной.

Но я не дошла ещё до того, чтобы слушать, как они говорят на эльфийском и не читать субтитры, потому что и так помню, а хотелось бы, потому что язык звучит красиво и необычно. Хотелось бы оценить это, а субтитры мешают.

Золотые слова Гэндальфа: мы никогда не выбираем время, в которое нам родиться и обстоятельства, в которых жить, но мы можем выбрать, что делать со временем, что нам отведено.

цитата не точная

Но по сути, это ведь так, и для каждого из нас.

09:13 

Вчера было 4 часа. При том, что я посмотрела ролик, который скинула мне сестра, на английском языке, постоянно его останавливая и заглядывая в словарь, и это тоже вошло в 4 часа. Под конец дня довольно-таки ломало, но я выключила модем (или как там называется эта коробочка) из розетки и записала цифру 4 в свою табличку, всё. Пребывание вне интернета воспринимается не как отдых от информации, а как нагрузка. Напряжение, стресс.

Мне показалось, что мозг как-то шокирован недостатком допинга, к которому привык. Проснулась среди ночи и было ощущение, что в голове толпятся обрывки мыслей и обрывки эмоций, и что им там тесно. Настолько обрывочные, что даже было не понятно, о чём это всё, но это было будоражаще и в некоторой степени мучительно.

Коша Мура ведёт себя немного не так, как всегда и я беспокоюсь за неё. "У этой кошки приготовлено для тебя ещё много боли". Шила вчера на машинке, сижу шью, а ощущения такие, что то, чем я занимаюсь сейчас, это всё понарошку, это не моё, это я так, сбоку посидеть пришла, а единственное, что на самом деле важно — это смерть. Словила это ощущение, потом потеряла, но блин. А каково, когда такое ощущение становится стабильным? Наверняка такое бывает у людей...

Иногда чувствую себя в отчаянии. У меня ничего-ничего нет. Ни круга общения, ни отношений, ни даже стабильного занятия. Ни навыков общения. Ни навыков стабильно чем-то заниматься или добиваться в чём-то успеха. Ни даже навыков постоянно заботиться о себе и своём жилище. Мне тридцатник. И я всё время надеюсь, что смогу отстроить себе это всё с нуля, при том, что здоровье не в самом лучшем состоянии и, главное, мотивация и силы на нуле. Я как будто сломана, а тешу себя надеждами, что смогу функционировать как исправная.

С другой стороны — да ладно. Всё равно помирать. Ну и не получится ничего, велика ли разница...

Дневник, который задумывался как матершинный, но что-то пошло не так

главная