депрессивный подросток внутри тебя
И я понимаю, что не надо этого делать, что это затягивает меня. Не надо тебе слушать их музыку, его голос, не надо тебе плакать над трупом, детка. Он уже умер. Ты пытаешься убежать, тебе так уютно думать о человеке, которому было безумно больно. Безумно плохо. Но он умер, детка. Ты пытаешься сбежать от своей боли в его боль. Он умер, он не разделит с тобой твою боль, детка. Она только твоя. И никто не разделит. Никто живой тоже. Не убегай. Побудь с собой наедине. Это всё только твоё.
Можно я погорюю над его горем вместо своего?

Но я всё равно сейчас пойду и буду слушать эти песни, которые, на самом-то деле, совершенно не моё. Заливаться крокодильими слезами и хвататься за середину груди, там, где больно. Хоть бейся головой об стену, тот, кто лучше многих живущих, уже умер. Больно.