депрессивный подросток внутри тебя
Кой-то чёрт дёрнул меня включить теперь Линкин Парк. Музыка не то чтобы нравится. Где вообще не нравится - там и не задевает. Где нравится - там задевает как крючьями по душе.

Да, и именно это заставило меня зайти сюда. Так-то я и не планировала.

Хуёвенько.

Впрочем, когда мне не хуёво.

Вот, хуёво, если дневники закроются. Я, ни в своём социализованном здесь воплощении, ни в этом, теневой стороне, не собираюсь никуда переходить, ни на какой другой сайт. Закроются - значит, просто пока замолчу. Если уж совсем не станет невыносимо от того, что ни с кем ничем не поделишься. Тогда, надо полагать, какой-нибудь выход эмоциям и найдётся, как иначе.

Но конечно, такого, как было здесь, уже нигде не будет.

Господи, вот началась песня, задевающая крючьями. Светлый голосочек, позитивные интонации с оттенком грусти, милая музычка. Человек, которому в итоге стало настолько плохо, что он своими руками превратил прекрасное полубожество с голосом ангела, на которое молились многие люди - себя - в мешок с дерьмом, висящий на верёвке. Мне кажется, это самое грустное и больное, что может быть на земле.

Впрочем, как бы я ни понимала уникальность дневников, если они-таки закроются, я одной частью своей даже обрадуюсь. Другой, не ценящей всех потенциально возможных людей, с которыми ещё можно будет здесь познакомиться. Когда я стану способной знакомиться с людьми, если это наступит.

Другая часть обрадуется. Отчасти потому, что это зависимость, отчасти потому, что я ненавижу свою жизнь во всём душном и тесном её проявлении, а дневники это часть моей жизни.

А отчасти мне немного всё равно, потому что я сейчас настолько в дыре, в кризисе, что звучит позитивнее. В общем, я настолько на дне, что потеря чего-либо ещё с трудом может опустить меня ниже.
Ну разве что потеря близких людей

Ха-ха, ну кто бы жаловался, ведь у меня есть три чудесные сестры. Одна из них родная, а с двумя другими я познакомилась именно здесь, нигде в другом месте. Именно на дневниках. И я верю в своих сестёр, люблю их и верю, что и они любят меня.

Но всё равно всё дерьмово.

Мои дела таковы: пытаюсь собрать себя пальцами с пола, как кучу дерьма и заставить что-нибудь делать для того, чтобы дерьмовая жизнь по капельке становилась не столь дерьмовой. Нихуя не получается заставить. Потому что я не хочу на самом деле нихуя.

Ну ладно, пятиминутка нытья закончена.

Последний всхлип: «как же научится восхищаться каким-либо человеком, не чувствуя себя при этом кучей дерьма???»

Честно говоря, мне кажется, по дерьмовости я переплюнула уже просто все возможные планки. Может быть, если бы мне удалось подняться ото дна чуть-чуть, я бы уже и не чувствовала себя так, и последний всхлип был бы не актуален. Но мне почти не верится в то, что это вообще возможно.