депрессивный подросток внутри тебя
Сегодня у меня тошнотворный химический кофеёк, два пакетика на большую кружку, потому что закончилось молоко, а без молока я не люблю.

Только что накрасила ногти, я крашу каждый раз перед посещением психотерапевта, это стало вроде как ритуалом и успокаивает, а так я вечно чего-то боюсь: что-то забыть, опоздать, прийти не в то время и не в тот день.

Заводила будильник на восемь, поднялась в одиннадцать. Зато уже 11 часов как не трогаю своё лицо, а если бы встала раньше, кто знает, на нервяке...

Я почти жалею, что пью этот кофей, но тоже, надо же чем-то себя занять. И что-то себе обещать. Мать приедет завтра утром. Я боюсь того, что она мне будет говорить. Я боюсь, что она будет пугать меня тем, чего я и без неё боюсь. Она ведь хочет, чтобы я брала у неё деньги или что-то вроде того. Хочет, чтобы брала деньги, хочет, чтобы искала работу какую советуют её подруги или что-то "по специальности". Я о своей "специальности" расскажу позже. Без кавычек и не напишешь, такая уж "специальность".

И она будет говорить, что в Москве работу я не найду. Что на эти копейки жильё я не сниму. Что меня там обманут и разведут. Что с кошками меня никуда не пустят. Что люди вон не могут работу найти нигде и никогда.

А я и так боюсь этого. Вон, даже сама список предоставила. Если она начнёт говорить мне это, меня хватит кондратий. Как себя обезопасить?...

Она имеет надо мною власть. Я это так хорошо заметила, когда говорила с нею последний раз по скайпу. Уже одни её интонации неожиданно заставляют чувствовать себя капец виноватой. Капец нехорошей. Просто интонации. Наверное, это какие-то сильные остаточные реакции из детства. Как у меня была собака, и я воспитывала её со щеночка, а потом она выросла и стала больше меня, тяжелее раза в полтора и сильнее раз в пять, это кавказская овчарка. И она нихрена не боялась, кроме льда, когда лапы разъезжаются. Ни экскаватора, ни грома, ни стаи собак. У этих кавказцев как-то по-другому страх распределяется. Но когда я её ругала и типа "била" своей слабой ручонкой, или даже грозила пальцем по носу, она боялась. Ушки свои прижимала, которых не было... Я думала о том, что ей меня перекусить — раз плюнуть, а нет, не перекусывает, а слушается. Ну, не всегда, правда.

Но наверное это что-то похожее. Я уже не должна так пристыживаться от слов матери, а реакции остались с детства.

П.С. Собачка и сейчас живёт, мама забрала её у меня. Она живёт во дворике в тепле и довольстве. Собачья пенсия у неё.

Когда мать в этом разговоре на какие-то мои слова, которые ей не понравились сказала: «ну... я даже не знаю...», то я почувствовала, что мне просто физически сложно не начать в ту же секунду оправдываться. Я отловила это ощущение и через силу ответила ей: «ну если ты не знаешь, то я тем более», просто чтобы сказать хоть что-нибудь, чтобы не начать объясняться, оправдываться, жаловаться...