депрессивный подросток внутри тебя
Отвлекла сестра. Пишет мне тут, что жизнь её катится к чертям и уже ничто не радует и она сомневается даже в профессии, которую выбрала.
А я раздражаюсь на себя, что не могу в тему ей отвечать. Наверное, это из-за того, что слишком стараюсь отвечать в тему.
Пошутили насчёт суицидного моста в Гонконге и суицидного леса в Японии.
Теперь бы развести её на разговоры о ней, но ляпнула же я про стаю собак, которые меня когда-то чуть не загрызли, и теперь разговор перешёл в другое русло.

Честно говоря, я даже не уверена, что благие намерения движут мною в большей степени, когда речь идёт о разговорах с сестрой. Нет, я отношусь к ней хорошо и хочу, чтобы у неё всё было хорошо. И ещё мне приятно общаться с ней и я искренне рада, когда мы общаемся. И ещё рада тому, что между нами нет ничего плохого. Зависти там, желания поучить друг друга, желания подколоть, взгляда свысока и так далее. Тут уж, наверное, больше её заслуга. Или, может быть, того, что мы слишком разные.

Но ещё есть такая тема, как "доказательства того, что это не я плохая и неудачница и не права, а родители виноваты". Примерно так звучит. И получается, если у сестры всё хорошо, то родители молодцы и воспитывали замечательно, а просто я урод. А если выходит, что не только у меня всё плохо, но и у неё проблемы, то вау, я не урод.

Но это я отвлеклась.

Ах да, забыла. Хотела написать сюда о том, что мне тридцать лет. Потому что мне трудновато это озвучить, а я вообще-то задумывала в этот дневник писать всё как есть правду. Эта деталь немного добавляет правде точности.

А дальше попробую как обычно вспомнить, что было на психотерапии.
Честно говоря, сил почти нету. Но это как обычно, ещё переписка с сестрой.

С какими мыслями я шла туда.
Я думала о том, что вымотана постоянным нахождением фактически в одной комнате с матерью и что не хочу никакой терапии, что у меня нет никаких мыслей, что самое сильное желание моё — это забиться в какую-то нору в темноте под одеяло и быть уверенной в том, что никто меня там не потревожит. Мама разговаривает на мой взляд почти каждую секунду. Она всё время дёргает моё внимание. Она комментирует всё, что делает, всё, что хочет сделать и всё, что думает, почти всё, что делаю я. Мне уже на исходе третьего дня кажется, что на очередное её восклицание я могу не выдержать и забиться в истерике. Я, конечно, не забьюсь, но чувствую себя очень уставшей.

Что происходило на сеансе.
Я опоздала на 5 минут, села на кресло. Потому мне в голову пришла мысль, что у меня могли из кармана выпасть деньги, и я типа попросила у неё разрешения встать посмотреть, а она ничего не ответила, но я не стала дожидаться, всё же встала, заглянула в свой карман и посмотрела, что деньги на месте.

Потом говорила ей, что меня смущает её равнодушный взгляд (я скрасила выражение и назвала его не совсем так, и вообще не решилась бы сказать это, но как-то в голову ничего больше не лезло, а надо же типа говорить всё, что приходит в голову), что я почти никогда не смотрю на людей равнодушно. Что всегда как бы нарочно, но непроизвольно всем своим видом выражаю готовность, когда смотрю на человека. Она спросила, готовность к чему? Я ответила, услужить.

Потом я сказала, что голова моя пуста из-за того, что приехала мать. Что мне тяжело находиться с ней в одном помещении постоянно. Она напомнила мне, что я когда-то говорила, что не испытываю к матери никаких чувств. (Чёрт возьми, это предложение можно как-то сформулировать без трёх "что"? У меня не получилось)

Я уточнила, что да, по матери не скучаю, увидеть её никогда не хочу, разговаривать с нею желания тоже ну не возникает. Сказала, что из всей своей родни скучаю только по собаке. Она улыбнулась.

Я сказала, что мне было тяжело с матерью, потому что я ждала от неё чего-то, а теперь, мне кажется, перестала ждать и взглянула на этого человека с другой стороны. И как бы вижу, что она просто такой человек, что она не со зла. Просто по-другому невозможно.

Она спросила, чего же я раньше ждала от матери (и всё никак не могла дождаться и поэтому обижалась),
она предположила, что, может быть, какой-то близости, близких отношений. Мне показались эти слова какими-то не такими. Я всё исправляла её и говорила, что всё время ждала и хотела от матери какого-то человеческого отношения. В этом месте я начала по-тихоньку реветь.

У меня ощущение, что она ведь неделю назад сказала мне, что я вообще мало плачу (с ударением на а)
на сесиях, и я удивилась: о, разве мало? а мне кажется много... А теперь все два раза после этого я каждый раз реву. Э-э-э. Это типа я пытаюсь неосознанно угодить ей? Вроде как она сказала, что того было маловато,
и я теперь решила изменить тактику своего поведения?

Потом я пыталась объяснить ей, что же не так в отношении моей матери ко мне, почему я говорю, что это не человеческое отношение. Я сказала, что мы с матерью совсем разные и то, что важно для меня, ничего не значит для неё и как бы наоборот. Что она с одной стороны говорит мне, что я для неё важна. Но с другой стороны, всю жизнь, всё время сколько мы общаемся с самого детства я видела, что для неё нет ничего важнее каких-то вещей. Что когда ей хочется, чтобы вещи располагались так или эдак, то она убьётся,
но любой ценой должно быть так, как она хочет. Например, она советует мне выкинуть какую-нибудь мою шмотку. Сперва доброжелательно. Я говорю "нет", она становится всё более агрессивной, в конце концов начинает осыпать меня оскорблениями. Всё, что угодно. Все средства хороши, лишь бы было как она сказала.
Однажды мы с ней чуть не подрались, когда она пыталась отобрать у меня какую-то вещь, которую сказала,
что надо выкинуть. Ну, это были мои колготки и я сказала просто, что решу сама, мол, отстань.

Я рассказывала про шкафы, которые она советовалась со мной как поставить, а потом, когда оказалось, что я хочу поставить не так, как думает она, и я пыталась настоять на своём, потому что шла речь о комнате, где я буду жить, то она меня затыкала какими-нибудь оскорблениями. О случае из раннего детства, когда мы шли по трамвайным рельсам и она спросила меня,
как я хочу — пойти дальше пешком или сесть на трамвай? Я, романтичный ребёнок, ответила — дальше пешком, трамвай уехал, а мать осыпала меня обвинениями в том, что я обрекла её на несение тяжёлых сумок ещё несколько остановок.

Психотерапевт сказала, что мать как будто делает вид, что советуется со мной, а в итоге согласна принять только то мнение, которое совпадает с её. Что она советуется для того, чтобы услышать то, что она хочет услышать и ничего более. Что я, наверное, и от неё, терапевта, жду того же. Было озвучено, что я могу чувствовать себя свободно и говорить всё, что приходит в голову, но я воспринимаю эти слова как ничего не значащие, как будто на самом деле есть что-то "правильное", что она одобрит и "неправильное", что осудит. А то, что она сказала "можно говорить всё" — это пустой звук.

Она сказала, что я, верно злюсь на неё за это. Я как всегда воспринимаю эту злость, о которой она говорит, как мифическую.
Она сказала, что моё опоздание на 5 минут и эти деньги, которые я проверяла в кармане, было выражением агрессии к ней.
Я стала объяснять, что этой агрессии я не чувствую, а разве что чувствовала, может быть, другую, и я посматривала на время, и было 14:44, но почему-то я забыла о том, что сессия до 14:45. И я продолжала говорить, думая, что ещё осталось 15 минут, и тут она сказала "ну хорошо, у нас время". И я в непонимании уставилась на часы и секунду ещё не могла понять, что как же так, разве не час длится сессия? Я забыла о том, что она 45 минут. Потом просто пробурчала что-то странное, заплатила, попрощалась и вышла, в шоке от себя.

Что я думала после него.
И я была в шоке от того, что в конце забыла о том, что сейчас всё заканчивается, мне было стыдно и хотелось убиться об стену.

Уже когда я пришла домой, то думала о непереносимых эмоциях. Что мне непереносимо — стыдно, что ли,
думать о том, как я в конце сессии растерялась со временем. Именно в том ключе, что я как бы сидела и навязывалась разговаривать с ней дальше, и ей пришлось сказать мне о том, что "у нас время". Я когда шла по улице, только выйдя из здания, мне прямо хотелось отряхнуться или побиться головой об стену, только бы не чувствовать этого стыда.

Я вспомнила, что читала в какой-то книжке (о диалектической поведенческой терапии, я посмотрела) про непереносимые эмоции. У меня каша в голове из всего прочитанного, но я попробую сейчас описать примерно, что запомнила или поняла (или частично додумала сама) в итоге.

Вот, бывают такие непереносимые эмоции. И они качественно отличаются от обычных эмоций. Не количественно. И даже не окраской (положительной или отрицательной). Например, мы можем чувствовать очень сильную грусть, очень сильную тоску или боль, но она не будет непереносимой, потому что её можно переживать, прочувствовать. Сидеть и спокойно испытывать свою боль или тосковать. Иногда это даже может исподволь окрашиваться позитивно, вроде светлой грусти или боли, которая закаляет, или тоски, которая придаёт остроты и неповторимости моменту. А может быть эмоция не такая сильная, но непереносимая, и ты её проживать не можешь. Лёгкую её — избегаешь, чуть более тяжёлая заставляет чем-то глушить, дальше — может потребовать селфхарма, а то и суицидных движений, лишь бы не чувствовать вот это.

Дальше, в книжке пишут, что неприятность, мерзость, гадкость и как итог непереносимость эмоции означает, что она вторична. Первичные эмоции, пишут там, воспринимаются как чистые.

Вторичные эмоции, как я поняла, это обманка психики. Что-то, что замещает первичные, которые вытесняются.

В другой книжке, по суицидологии, я читала, что любая аутоагрессия — это эмоция, замещающая агрессию, направленную вовне. "Причину любых аутоагрессивных переживаний пациента ищите вовне его", пишет автор. Ещё там пишут, что аутоагрессивные эмоции вообще рождаются в процессе социализации, когда ребёнок начинает понимать, что вымещать агрессию вовне оказывается может быть "нельзя". И получается, что любая ненависть к себе, любой стыд от самого себя, отвращение к себе — это на самом деле ненависть к другому, которую человек как бы сам себе "не разрешает".

Значит, получается, непереносимые эмоции непереносимы мне не потому что я такая дрянь, а потому что эти эмоции неестественны. Ну, в каком-то роде.

Ну типа круто. Только и что?


Что думаю сейчас
ах, ничего я уже не думаю, устала.

@темы: психотерапия