депрессивный подросток внутри тебя
Я плохая дочь, готова дни в календарике зачёркивать, так не могу дождаться когда она уедет. Даже без всяких "обид" и "несправедливостей", мы чуждые друг другу люди. Я чувствую себя пустым местом, когда речь идёт о каких-то вещах, самое главное — это всегда вещи. Она может с горящими глазами и с интересом рассказывать о кремах или же подробно и обстоятельно объяснять мне, куда и каким образом нужно ставить какой-нибудь стиральный порошок, для неё это всё принципиально важно. Я вижу, то, что важно для меня — для неё просто не существует, просто она не может иначе. Мне делается страшно, как ребёнок жил с рождения у неё, такой открытый, влюбчивый, романтический ребёнок, какой была я? Я как будто только теперь это вижу. Как будто до этого я всё ждала от неё понимания, принятия, искренности, как будто просила у апельсинового дерева подарить мне яблочный урожай. Теперь вижу, что обижаться тут не на что, апельсин не может давать яблоки. Вместе с тем, всё моё детство кажется мне теперь какой-то фальсификацией.
Мне говорили "мы тебя любим" и я понимала под словом "любим" что-то своё, а не то, что это значит у этих людей. Где только набралась, я х.з, маленькая же ещё была.

Да, наверное, драматизирую, велика ли беда.

Боюсь только за своё здоровье. Я так замечательно верю в то, что болезни тела исходят из психики, что, пожалуй, не заметила, как зашла в этой вере слишком уж далеко, но теперь всё вижу в таком свете. Ближе к нынешнему моменту: мне кажется, что у меня одна очень нехорошая болезнь. Какие-то странные ощущения, и это не даёт мне покоя. У меня вообще-то было такое прошлой зимой. Почувствовала сдавливание в горле, тут же решила, что это рак щитовидки, сдала анализы и сделала узи, и реально была на иголках всё время до приёма врача, я постоянно чувствовала сдавливание в горле, оно преследовало меня. Оказалось, всё в порядке, а чувство в горле может давать желудок. Окей, это чувство беспокоить перестало.
Сейчас вот появилось тоже что-то странное, и мне кажется, я не ощущала такого пока мать не приехала, а сейчас это меня беспокоит просто ужасно, но к врачу пойти нет сейчас сил. Когда уедет, пойду. Только бы это оказался очередной приступ ипохондрии и не более того. Потому что если более, то оч.плохо. А пока что мне кажется, что моё угнетённое рядом с ней состояние способно вызвать любые болезни.

Такая досада от этого берёт, что хочется вырывать волосы, разрезать кожу, изодрать себя в клочья. Мечтательно думаю о том, вот была бы огромная рана у меня на теле, уж я бы сейчас её полчаса сдирала и успокаивалась. Но беда в том, что самые перспективные раны у меня — на лице. Однако когда голова занята мыслями об очень нехороших болезнях, становится не до того, чтобы воздерживаться, все аргументы в этой системе координат оказываются несущественными. Вот так и случаются срывы. Сначала ты в хорошем состоянии обещаешь себе ничего не трогать, а потом приходит состояние, в котором это становится уже не важно. Но я всё же оторвала себя от зеркала и тупо усадила за учебник по психологии, прошло минут десять пока я в нём нашла вообще место, до которого хотя бы примерно дочитала, потому что "смотрю в книгу — вижу фигу". Сижу на диване с книжкой и я типа в домике. Мать вокруг — находится одновременно во всех местах, она разбирает все шкафы, что выкинуть, что сфотать и спросить у сестры, что переложить... Разговаривает сама с собой и я первое время вообще не могу читать, но потом втягиваюсь. Ей звонит подруга-узбечка, я перестаю вникать в книгу, потому что начинаю прислушиваться к голосу подруги по телефону... Не скажу, что я что-то вообще поняла, но успокоиться прочитывание текста мне помогло. Ещё и кошка пригрелась в ногах, обмотанных пледом, увы, когда я начинаю её тискать, она обычно уходит, поэтому приходится любоваться на гармоничность рыжих ушей, почти не прикасаясь. Бывают тискательные коты, моя мурочка не из таких, она приходит и всегда ложится на тебя, если ты спишь на спине, ляжет на живот, спишь на боку — на другой бок, она всегда находит идеальное место, ложится так, словно тут и была, и мурлычет успокоительно, словно знает какой-то важный секрет: всё будет хорошо.