депрессивный подросток внутри тебя
С какими мыслями я шла туда. Я, когда собиралась дома, одевалась, была одна.
Мать ушла по делам. Я собралась и осталось время до выхода, и я решила вздремнуть полчаса. Легла и завела будильник. И тут она пришла, и начала громко разговаривать со мной, не обращая внимание на то, что я лежу, и продолжать спрашивать у меня, не обращая внимания на то, что я не отвечаю.

Я прореагировала внешне спокойно, хотя и сказала категорично, что не пойду с ней пить чай. Оделась, вышла. По пути думала о том, что психотерапия мне надоела хуже горькой редьки. И что ну когда же наконец закончатся деньги, которые можно на это тратить, и все эти походы-пытки закончатся тоже. Что я сейчас хочу только одного, чтобы сидеть в темноте и не видеть никого и чтобы никто не видел меня. Не выковыривал меня из ракушки, блеать. Больше. Ничего. Не хочу.

Что происходило на сеансе. Тут последовательность может быть запутанной, потому что много времени прошло, кажется, всё забылось.

Я сказала ей о том, что не хотела идти на сеанс. Что хочу забиться и ничего не видеть. Что, наверное, устала от матери, она везде. Она вроде бы и не судит меня, старается не говорить ничего обидного или осуждающего. Но она бесцеремонно влазит всюду.

Дальше почему-то о том, что видеть любого другого человека я тоже не хочу. Что присутствие любого человека рядом со мной — это будет значить опасность, необходимость соответствовать его ожиданиям. Нельзя оставаться спокойной, если кто-то рядом, нельзя оставаться собой. Нужно бояться, другой обязательно осудит, будет недоволен, это недовольство обязательно заставит тебя бояться.

Дальше я говорила что-то о финансовой зависимости от матери. О том, что я вроде бы и уверяю себя и всех в том, что могу сама себя прокормить, но и боюсь, а вдруг нет. Она спросила: "а как было, когда вы работали?" А было так, что я жила на свои деньги, но удовлетворения это не приносило, потому что я всё равно была приживалкой, поскольку жила в их квартире.

Кажется, мы с психотерапевтом пришли к мысли, что дело тут не в деньгах. Что дело в связи с матерью. Что эта связь контролирующая, сковывающая, ощущается как невыносимая. Так, что хочется её полностью разорвать. Но разрывать её страшно. Разрыв этой связи воспринимается как — словно тебя выпнули в открытый космос. Словно закрыли сайт дайри. Словно остаться бездомной. В Москве.

И она сказала, что единственный выход я вижу во внутриутробном существовании — это типа то, что я хочу под одеялко и никого не видеть — что это состояние, когда связь с матерью не разорвана, и в то же время она ещё не контролирует меня никак и не критикует.

(Ок, звучит логично, но как это можно использовать?? У меня это вызывает отторжение: о нет, связь с этой женщиной не может дать мне внутриутробного покоя. Это отвратительно. Но в то же время, может быть, не получается порвать эту связь с ней именно из-за боязни потерять внутриутробный покой? Это же как страх сорваться с насиженного места. Переехать в другой город. Потерять остатки семьи. Словно ты один во всём свете.

Может быть, как-то самой научиться давать себе внутриутробный покой... В конце концов, то, что даёт семья, это лишь обещание и иллюзия на поверку.)

Дальше не помню что было. Что-то такое, о чём я говорила, а потом сказала, что я, наверное, всё это выдумываю и говорю чушь. Что в конце концов, эмоции не такие уж сильные, может я их выдумала вообще.

Она сказала, что я не признаю в себе слабых эмоций. Что у меня всё должно быть доведено до аффекта. Я сказала, что следовать слабой эмоции — это значит, брать на себя ответственность за выбор. А аффекту можно поддаться и сказать потом (даже себе), что ты не мог иначе. Не было выбора.

Потом мне показалось, что я как-то очень уж расслабилась перед нею. Сижу, блин, не трясусь, обнаглела в конец. И я сказала ей о том, что мне неловко. Как будто слишком много я себе позволяю. Как будто припёрлась в чужой дом и начала там распоряжаться. (Хотя я просто перестала трястись и начала отвечать ей спокойно без страха и заискивания, на пару секунд).
Она сказала: "в чужой дом и распоряжаться — как ваша мать?". Я ответила, что ну это же её дом.
Она сказала, что я, видимо, очень злюсь на мать. Я ответила, что да. На этом всё закончилось.

@темы: психотерапия