депрессивный подросток внутри тебя
Можно сидеть босичком, завернувшись в плед и отвернувшись от компа и закрыв глаза, потому что клавиатура wireless.
Только надо сходить проверить, переключилась ли раскладка.

Ну и случайно может опубликоваться, если нажму не на те клавиши. Грузятся файлы для сестры. Это занимает часы. На подоконнике сидит моя кукла-барби - мулатка. Я купила её себе когда-то уже в зрелых годах. Вот уж живое доказательство того, что у меня есть связь со своим внутренним ребёнком. Боюсь, что про меня будет вернее сказать, что я и есть этот внутренний ребёнок, а взрослые... С ними в этой голове что-то не так. С ребёнком всё в порядке. Он любит яркие цвета, сны, сказки, кукол, узорчики, смотреть на что-нибудь новое, фантазировать и мечтать. Ничего из этого не нарушено. Нормальный ребёнок.

Помню, мы пошли в большой магазин игрушек с моей сестрой и её одноклассницей. Мы уже не учились в школе. Я выбрала куклу, купила её и мы присели на лавочке между трамвайными путями, чтобы её рассмотреть. К нам подсел парень, познакомиться. Эх, был же такой возраст, когда с тобой постоянно кто-то пытался познакомиться. Сейчас оно конечно уже не так. То ли на лицо страшней, то ли не хожу уже по таким местам, где это может происходить, то ли... Эх, было же мне когда-то семнадцать лет... Я была прыщавым подростком, я ходила в чём попало и редко мыла голову, я была зашуганная до невозможности, и всё же это были настоящие семнадцать лет. Только теперь я это понимаю. Когда-нибудь в пятьдесят, если доживу, пойму, что тридцать лет — это же уникальное время. Сейчас как-то не понимаю. Кажется, что это просто ... да ладно, не буду об этом.
Тогда, на скамеечке мы рассматривали куклу, и подошёл парень, и одна из нас, уже не помню кто, сказала: это мы купили в подарок. И парень сказал: да понятно уж, что не себе.

А вот и не понятно, чувак.

Хочу себе ещё куклу-барби-негритянку. И, может быть, потом уж и белую. Я дискриминирую белых людей. Возьму эту куклу с собой в мск. По-крайней мере хочу взять. Если доживу. Зачем - честно, хз. Сидит теперь, завёрнутая в шерстяной платок с бахромой, сложного переплетения, такой цвета чуть темнеющего неба.

Это потому что я отвернулась от комнаты и вижу только подоконник с куклой, вот и пишу. Пойду опубликую, что ли, а то как-то не по себе, я ведь не вижу написанного. Что я там накалякала.